Возвращение. Погоня

110
0
Поделиться:

Всё было готово к раннему отъезду. Пьер вопреки своим предпочтениям и ценным советам лекаря проследил за тем, чтобы вина было в меру. Ужин не затянулся за полночь, но свечи в гостиной горели до утра, создавая видимость ночного веселья.

Хозяин дома простился со своими гостями под покровом ночи и пожелал им удачи.

Герцоги и Кристель вышли через калитку, ведущую на другую улицу, минуя центральный вход.

— Зачем эта таинственность? — спросил Ланс.

— Де Байе опасается, что у нас могут возникнуть неприятности, герцог, — ответила Кристель. — На соседней улице для нас приготовлены лошади, в карету сядем на выезде из города.

Они благополучно покинули Париж, сели в карету, которая ожидала их, и двинулись в обратный путь.

На переправе через речную протоку они сильно задержались. Недавним дождём здесь размыло мост, и им пришлось ждать, когда закончатся работы по его восстановлению. Герцоги прилегли в тени, Кристель бродила вдоль берега, пытаясь определить, долго ли ещё. Наконец они вновь сели в карету.

Кристель нервничала и часто оглядывалась, ожидая погони, что казалось герцогам забавным.

— Уж не английского ли лорда ты так боишься, Кристель? — спросил Матис. — У меня гораздо больше причин для волнения. Кузина королевы кажется мне более решительной, чем он.

— Я бы тоже предпочла, чтобы это оказалась кузина, а не люди министра, — сказала Кристель, побледнев.

Вдалеке в вечерней фиолетовой дымке появились всадники, намерения которых пока были неизвестны. Лошади прибавили ходу, погоня отстала. С наступлением темноты карета остановилась у трактира.

Два герцога вошли в общий зал, где было немноголюдно в эту пору, и разместились за столом между камином и окном. Понс, Реми и Эмиль, отряженные де Байе для сопровождения, уселись за стол у входа, сделав вид, что они не вместе с герцогами.

В углу дремал аббат в потрёпанной рясе, двое захмелевших подмастерьев спорили, кому из них хозяин добавит жалованье.

Матис распорядился об ужине, Кристель задержалась на улице. Наконец она вошла и села лицом ко входу и спиной к камину. Несмотря на близость тепла она не сняла с головы капюшон.

— Вы кого-то опасаетесь, Кристель? — догадался Ланс. — Вы можете положиться на нас и всё рассказать. Чем на самом деле был вызван наш поспешный отъезд?

— Я пока ни в чём не уверена, герцог. И я совершенно не знаю, как правильно поступить, если опасения подтвердятся. В Версале в меня будто нечистая сила вселилась, было ощущение, что мне всё по плечу, а на самом деле, — её голос дрогнул, и герцогам показалось, что она готова расплакаться. — На самом деле… Я подвела вас.

Ланс сел рядом с ней и взял её за руку, скрытую перчаткой.

— Это как-то связано с делами господина де Байе? — спросил Ланс.

— Во что он тебя втянул, Кристель? — отрывисто спросил Матис.

— Нет, Пьер ни при чём. Но министру я перешла дорогу. У меня был шанс сгладить плохое впечатление, но вместо этого я сделала ещё хуже. Я думаю, что вам следует без промедлений двинуться дальше, а я останусь здесь.

— Милая, я готов отдать за тебя жизнь, — сказал Матис.

— Мы вступим в бой, если они сюда сунутся, — решительно сказал Ланс.

— Я благодарна за ваш порыв, но всё же не лучше ли нам покинуть… — она не успела договорить, так как в зал вошли четверо мужчин, которые неспешно осмотрели помещение и расположились в центре.

Трактирщик подошёл к новым посетителям, чтобы принять у них заказ. Они потребовали вина, окорок и колоду карт. Хозяин быстро принёс всё это, гости принялись за еду.

— По-моему, мы зря напряглись, — сказал Матис, разливая вино по кружкам и искоса разглядывая компанию.

— Но они вооружены, — заметил Ланс.

— Как и мы.

— Будет лучше, если Кристель подождёт нас в карете, — сказал Ланс. — Вы, герцог, пойдёте с ней, я расплачусь за ужин, узнаю у хозяина, нет ли другой дороги, и догоню вас.

Кристель поднялась, прихватив со стола яблоко, и направилась к выходу. Матис двинулся следом, чуть замешкавшись из-за плаща, зацепившегося за гвоздь, торчащий из ножки грубо сколоченного стола.

Она шагнула на плохо освещённую лестницу, и эта темнота ей сразу не понравилась. Когда они заходили сюда, то было светлее. Её рука опустилась на рукоятку кинжала, и Кристель замерла на месте. Из зала донёсся беззаботный смех играющих. Трактирщик спросил, не желают ли господа ещё вина. Матис всё ещё возился с плащом.

Кристель выпустила из руки яблоко, с глухим стуком оно ударилось о ступеньку, и в этот же момент справа из темноты кто-то бросился к ней, потянув к себе и сорвав с головы капюшон. Её рука метнулась в том направлении, раздался вскрик, клинок пронзил тело нападавшего.

Появился на лестнице Матис, он беззаботно сбежал вниз до площадки, и дорогу ему преградил мужчина в чёрной шляпе с роскошными перьями, прятавшийся до этого в нише в стене и направивший на него своё ружье.

Герцог не слишком серьёзно воспринял слова Кристель об опасности, да и мужчины за центральным столом не вызвали у него подозрений, а потому он так легко попал в ловушку.

— Один только звук или движение, и я пристрелю его, сударыня, — сказал мужчина в шляпе, обращаясь к Кристель. — А вы, сударь, поднимите-ка руки, чтобы я их видел. Вы не будете возражать, если юноша заберёт вашу шпагу? Нет? Дени, господин не возражает.

Дени, парень лет двадцати, появился из темноты и забрал шпагу Матиса.

— Шпага у меня, господин Фернан, — сказал он.

— Спускайтесь и вы, сударыня, — сказал Фернан. — И давайте без женских штучек, признаться, меня раздражает, когда приходится ждать, я начинаю свирепеть, а у меня в руках ружьё.

— Вы бы могли подать мне руку, — сказала Кристель. — Я боюсь упасть впотьмах.

— Не старайтесь, мадемуазель, меня предупредили на ваш счёт, — ответил Фернан. — Медленно спускайтесь.

Тем временем и Ланс направился к выходу, но один из мужчин за центральным столом преградил ему дорогу, вытянув ноги.

— Не торопитесь, сударь, — сказал он угрожающе.

Ланс обнажил свою шпагу. Вся четвёрка поднялась, вскочили сидящие у выхода люди де Байе. Между ними завязалась драка.

Кристель начала невозмутимо спускаться, поддерживая полы платья. Когда до площадки оставалось пять ступеней, она вскрикнула и повалилась вперёд. Господин Фернан дёрнулся, желая то ли подхватить её, то ли просто подставить руку, а Матис воспользовался тем, что тот отвлёкся, и вцепился в ружьё. Грянул выстрел, ружьё герцог отвоевал себе и с большим удовольствием огрел прикладом Фернана, около шеи которого сразу же оказалась Кристель с кинжалом. Матис перехватил кинжал в свою руку.

— Подай шпагу мне, Дени, — велела Кристель юноше. — Свою держи в ножнах, это будет весьма благоразумно с твоей стороны.

— Дрянь, — прошипел Фернан. — Мы же хотели по-хорошему.

— Ланс, у вас там всё хорошо? — крикнула Кристель.

— Вполне, — сказал Ланс, выйдя в дверной проём и утирая рукавом обильный пот.

Одежда на нём была порвана в нескольких местах, из порезов сочилась кровь.

Кристель убедилась, что Ланс не получил существенных ранений, и потребовала у трактирщика отдельную комнату, пообещав, что гости, устроившие нападение, возместят весь ущерб.

Матис настоял на том, чтобы Фернана связали, и только после этого оставил его наедине с ней.

— Итак, господин Фернан, — начала Кристель, — подведём итоги. С нашей стороны серьёзно ранен Эмиль, это человек господина де Байе. Надеюсь, вам это имя о чём-то говорит? И ранен герцог Денебуа. Что вообще немыслимо, ведь король Луис I так радушно принял его в Версале. С вашей стороны потерь больше, но и инициатором нападения были вы.

— Инициатором? — усмехнулся Фернан. — Я хотел познакомиться с дамой, которая мне внезапно понравилась. Откуда я мог знать, что она ранит несчастного, попавшегося ей под руку, а после натравит на меня своего спутника? Что же до тех, кто поцарапал вашего герцога, то я вообще их не знаю. Может, герцог оскорбил их…

— Бросьте, Фернан. У вас язык длиннее, чем перья на вашей шляпе. Там, на лестнице, вы сказали, что вас предупредили на мой счёт. Вы знаете, кто я, а я знаю, кому служите вы.

— Завидую вашей осведомлённости. Просветите меня, сударыня.

— Желая выслужиться перед министром, Фернан, вы рискуете навлечь на себя гнев господина де Байе. Спросите у министра, этого ли он хотел, отправляя вас сюда? Что вам нужно? Соглашение, касающееся Монтрезеля?

Фернан промолчал.

— Его у нас нет, господин Фернан, — сказала Кристель. — Оно осталось в Париже и будет храниться в надёжном месте до следующего года. Но вы можете сказать министру, что всех схватили, связали и обыскали, увы, тщетно.

— Меня поражает ваша наглость, сударыня. Вы смеете диктовать мне, как поступить? Не верю ни одному вашему слову.

— Не будьте гордецом, сударь, и воспользуйтесь моими советами. Человек, который стоит за мной, ничуть не уступает во влиянии вашему хозяину. В ваших интересах не обострять их отношения, потому что они помирятся, но простят ли виновника?

— Доля истины в ваших словах присутствует, — неохотно согласился Фернан.

— Значит, мы оба понимаем, в какую сложную ситуацию попали. Уверена, что у вас нет приказа убить кого бы то ни было, как и мы этого не желаем. Сейчас ваши жизни в наших руках. Мы можем разойтись миром, сударь. Вы не добьётесь ничего, продолжив нас преследовать, но усугубите своё положение.

— Что вы предлагаете?

— Вы оплатите все расходы трактирщику и покинете это место. Мы забудем о том, кто вы, списав нападение на случайных разбойников. Согласитесь, слухи о том, что люди королевского министра беспричинно нападают на…

— Довольно, сударыня, — перебил её Фернан. — Я принимаю ваши условия.

Через четверть часа Фернан и его спутники покинули трактир.

— Нам тоже пора в путь, — сказала Кристель, войдя вместе с Матисом в комнату, где лежал Ланс.

— Ночью, Кристель? — спросил Матис. — Герцог ранен.

— Мы постараемся расположить вас удобнее в карете, Ланс.

— Я готов, — сказал Ланс и поднялся рывком, отчего у него потемнело в глазах.

— Эту ночь мы проведём здесь, — сказал Матис. — Те люди уехали. Кстати, Кристель, чего им вообще надо было?

— Это были разбойники, — сказала Кристель. — Вероятно, они желали денег.

— Разбойники на службе у королевского министра?

— Нет, просто разбойники. И я опасаюсь, что они нагрянут сюда вновь.

— Мы выставим дозорных у входа, этого будет достаточно, — сказал Матис и поцеловал руку Кристель. — Ты склонна одновременно преувеличивать и недооценивать опасность. Встретиться с твоими разбойниками на ночной дороге куда рискованнее. Все устали, деточка.

Кристель не стала возражать. Ей вдруг стало страшно от ответственности. Хотелось той безмятежности, когда рядом де Байе и Готье, они думают и планируют, она только исполняет.

У дверей встал Понс. Остальных людей расставил Матис.

Кристель присела рядом с Лансом, положила ему на лоб влажный платок. Он открыл глаза и улыбнулся.

— Вы должны были беречь себя, герцог, — сказала Кристель.

— Мне хотелось сберечь вас. Знаете, все дни после нападения в Париже я только и мечтал о повторении.

— Вы смело сражались, герцог, — Кристель погладила его по голове. — А теперь спите. Я буду рядом.

Photo by Thomas Despeyroux on Unsplash

Продолжение: Последняя ночь

Предыдущая часть: Министр

Начало: Возвращение

Text.ru - 100.00%

Автор публикации

не в сети 6 месяцев

Uma

0
Комментарии: 6Публикации: 155Регистрация: 09-09-2020

Хотите рассказать свою историю?
Зарегистрируйтесь или войдите в личный кабинет и добавьте публикацию!

Оставьте комментарий

восемнадцать + 6 =

Авторизация
*
*

Генерация пароля