Возвращение. Последняя ночь

410
0
Поделиться:

Матис, довольный тем, как он расставил посты, вернулся в комнату. Кристель уснула, склонив голову к плечу Ланса. Матис хотел что-то сказать, но Ланс поднёс палец к губам.

— Не будем тревожить её, — сказал он шёпотом. — Пусть спит здесь. Вам тоже надо бы отдохнуть, Матис.

— Пожалуй, герцог. Но я бы не хотел оставлять её наедине с вами.

— Что за нелепость, Матис? Я ранен, но в случае нападения смогу постоять за нас.

— Вот потому и не хочу, — пробурчал Матис и придвинул стул, чтобы сесть рядом с Кристель.

— Вы что же, ревнуете, герцог? Разве вы забыли, что я недавно женился? Да и повод? Разве есть повод?

— А вы забыли, что я провёл в Монтрезеле достаточно времени, чтобы вдоволь наслушаться о ваших любовных похождениях?

— Я бы поостерёгся называть пару-тройку моих увлечений похождениями, — сказал Ланс и осторожно подложил под голову Кристель подушку. — Но если желаете откровенности… Признаюсь вам, я успел пожалеть о том, что в своё время не приударил за Кристель.

— Я догадывался о чём-то подобном, Ланс. И я уверен, что между вами что-то произошло в ту первую ночь на Курталонской улице.

— Когда вы совершенно по-свински надрались с господином де Байе? Это лишь ваши домыслы, Матис. Мы разговаривали с Кристель и стали чуть ближе с ней в духовном смысле, но не более того.

— Мне жаль, что теперь она предпочитает исповедоваться вам, игнорируя меня, — сказал Матис с горечью. — Я не знаю, как вернуть её доверие.

— Не теряйте надежды.

— Это слабое утешение.

Кристель снились запертые двери и гулкие извилистые коридоры, по которым она блуждала, как в лабиринте, в поисках выхода. Сквозь сон до неё доносились знакомые голоса, но ей казалось, что она отдаляется от них. Кто-то настойчиво затарабанил в кованую дверь, и Кристель прижалась к холодной стене. Грохот доносился из-за каждой двери и множился, от него заболела голова, ставшая тяжёлой, застучало в затылке. Все двери разом распахнулись, она поняла, что сейчас увидит что-то очень страшное, неотвратимое, дёрнулась в последней попытке бежать и вскрикнула.

Оба герцога встревоженно склонились над ней. Кристель открыла глаза, увидела их расплывающиеся лица и вздрогнула. По лицу что-то потекло, она приложила руку к губам, почувствовав солоноватый привкус крови.

— Тебе приснился кошмар, милая, — сказал Матис, гладя её по волосам. — Моя мать говорила, что если девушка не вытащит из волос шпильки, то приснится плохой сон.

Ланс подал ей свой платок.

— Кошмары снятся, когда на душе неспокойно, — сказал он. — Я ещё раз напоминаю, Кристель, что вы можете всецело доверять нам.

— Мы должны немедленно уехать отсюда, — сказала Кристель. — У меня плохое предчувствие.

Она убрала платок от лица, и герцогов поразила её бледность. Капля крови упала с подбородка ей на руку, и она вновь прижала платок к носу.

— Прошу вас, уедем, — сказала она тихо.

— Мы уедем, Кристель! — решительно сказал Ланс, обнимая её за плечи.

Без лишних слов начали готовиться к отъезду, предупредив Понса и Реми. В кромешной темноте, взяв под уздцы лошадей, Ланс, Матис, Кристель и несколько сопровождающих покинули двор трактира. Они долго брели по дороге мимо развесистых буков, не разговаривая и прислушиваясь, затем поскакали верхом.

— Отдохнём в роще, — предложила Кристель, взглянув на Ланса, который устал, но старался не показывать вида.

Они сошли с дороги, углубились в чащу и спешились.

В дверь трактира нетерпеливо постучали, требуя отпереть. Трактирщик в рубахе до пят и надвинутом на глаза спальном колпаке появился на пороге, не заметив, что совсем рядом притаился Реми.

— Какого дьявола вы шумите, господа? — проворчал он, оглядывая приезжих. — Что вам угодно?

— А вот что, любезнейший, — негромко сказал Фернан, выходя вперёд. — Ты получишь пять золотых, если ответишь на пару вопросов, а после всё забудешь.

— Выкладывайте, сударь.

— Здесь стоит карета. Значит, постояльцы остались на ночь. Где они расположились?

— В той угловой комнате на втором этаже, господин, — ответил трактирщик, указав пальцем на приоткрытое окно. — Один из них сильно ранен, они не смогли уехать. Смею добавить, что лестница перед комнатой охраняется.

— Держи, заслужил, — сказал Фернан и опустил монеты на раскрытую ладонь трактирщика. — Ты мог бы заработать этот кошель, набитый золотом, если бы оказал мне небольшую услугу.

— Какую, сударь? — глаза его алчно сверкнули.

Фернан склонился к нему и что-то зашептал.

Десять монет из кошеля перекочевали в большую ладонь трактирщика в качестве задатка. Он запер дверь на засов и отправился вверх по лестнице. Реми, следующий за ним, накинул на его горло верёвку, когда они удалились от двери. Какое-то время они возились в темноте, потом Реми одолел трактирщика и затащил его в пустую комнату, где прежде были герцоги.

К ним присоединился Понс, который без особых церемоний вызнал всё, о чём договорились Фернан и трактирщик.

Спустя час трактирщик появился на пороге и сделал условный знак горящей свечой. Фернан вышел из укрытия в сопровождении Дени, держащего заряженное ружьё. Бесшумно они поднялись по ступеням мимо связанных спящих охранников, Фернан заглянул в замочную скважину. На постели лежал мертвенно-белый мужчина в окровавленной сорочке с мокрой тряпкой на лбу. В кресле в плохо освещённом углу под накидкой спал мужчина, лицо которого было скрыто шляпой.

— А где рыжая девчонка? — спросил Фернан недовольно. — Ты говорил, что они все здесь.

— Виноват, проглядел, она отправилась за доктором, сударь, — ответил трактирщик. — Думаю, вернётся с минуты на минуту.

Фернан и Дени вошли в комнату и обыскали сложенные в углу вещи. Никаких бумаг среди них не было. Дени покосился на мужчину в постели, и его прошиб пот.

— Господин Фернан, кажется, это труп! — произнёс он громким шёпотом, указав дулом ружья на тело. — То ли он скончался от ран, то ли трактирщик переборщил с вином.

— Не мели ерунды, — сказал Фернан, но пригляделся и понял, что парень прав.

Слабо простонал мужчина в шляпе, дёрнулись его руки под накидкой, и Дени выстрелил в него в упор, не узнав в нём одного из своих товарищей, которого они оставили здесь ранее, считая погибшим.

— Ты что творишь, остолоп? — Фернан отвесил парню звонкую затрещину. — Идём отсюда!

Они сбежали по ступеням, оттолкнув в сторону увязавшегося трактирщика.

— А мои деньги, сударь? — крикнул он им вслед. — Ведь вы обещали!

— Ты прав, я чуть не забыл о тебе, — Фернан вернулся и всадил кинжал под рёбра трактирщику. Тот захрипел и упал.

Фернан опять зашёл в комнату герцогов, сбросил на пол подушку, набитую соломой, и поджёг её с помощью свечи. С сухим треском вспыхнуло пламя.

— Пора убираться, — отрывисто сказал он Дени, и они зашагали к ожидающим их в засаде людям, после чего уехали.

Реми и Понс развязали дремлющих после вина с дурманом подмастерьев и вытащили их на улицу.

— Жаль Эмиля, — сказал Реми, глядя на вырывающийся из окна комнаты огонь.

— Такова его участь, — мрачно отозвался Понс. — Но погибнуть в бою от ран всяко лучше, чем отправиться на тот свет подобно трактирщику.

Огонь по деревянным перекрытиям быстро перекинулся на соседние помещения, озаряя ночное небо оранжевыми всполохами. Реми и Понс без промедлений забрали карету с беззаботно спящими в ней подмастерьями, выгрузили их в поле и направились к дороге, чтобы воссоединиться с остальными спутниками.

Двое суток герцоги и их сопровождающие провели на постоялом дворе, чтобы Ланс немного окреп, а потом снова двинулись в путь, делая длительные остановки, поэтому на обратную дорогу в Монтезель ушло больше времени.

Когда до границы с герцогством оставалось несколько часов, остановились на ночлег в придорожной гостинице. Здесь они поужинали, тепло распрощались с Реми и Понсом и разошлись по комнатам.

Кристель распустила волосы и начала раздеваться. В дверь постучали.

— Войдите, — сказала она, ожидая увидеть одного из герцогов.

На пороге стоял незнакомый темноволосый мужчина, одетый в элегантный дорожный костюм.

— Наконец-то вы объявились, сударыня! — воскликнул он и вошёл в комнату, заперев за собой дверь.

Рука Кристель потянулась к кинжалу, гость заметил это движение и улыбнулся красиво очерченными губами.

— Пустое, госпожа де Клеманси-Пренс. Я прибыл от вашего друга и сам надеюсь снискать вашу дружбу. Арман де Ланмот к вашим услугам, — он поклонился.

— Ваше имя мне ни о чём не говорит, — ответила Кристель.

— Печально это слышать. Славный род Ланмотов пришёл в упадок… У меня письмо для вас.

— Знали бы вы, как я устала от писем, — Кристель взяла конверт из его руки и бегло прочла содержимое.

Герцог де Монсежар сетовал, что она слишком поспешно покинула Версаль, чем огорчила не только его, но и английского лорда. Ещё он туманно намекнул, что главный министр короля пребывает в гневе из-за похищенного из-под его носа письма и планирует что-то против лорда Ашера. А так как Кристель косвенно виновна в неприятностях лорда, то было бы неплохо, если бы она помогла ему, к тому же, как показалось герцогу, Ашер был ею совершенно очарован.

— Завтра утром мы должны уехать, — напомнил о себе Арман, коснувшись руки девушки. — Вы сильно задержались. По моим расчётам вы должны были появиться здесь дня три назад.

— Вы уверены, что я брошу всё и поеду с вами?

— Герцог де Монсежар предвидел этот вопрос и передал вам второе письмо, — Арман положил его на полку рядом с догорающей свечой. — Жду вас на рассвете. Отдохните как следует.

После его ухода Кристель переоделась, забралась в постель и открыла второе письмо. Монсежар учтиво и недвусмысленно дал понять, что он находится в затруднительном положении и хранение некоторых тайн стоит денег. Но вместо денег Кристель могла бы просто помочь ему, и тогда ни одна живая душа не узнает о Нэви, иначе король не сможет принимать во дворце сестру пирата и преступника, да и министр был бы рад поквитаться с ней.

Кристель сожгла письмо. Угораздило же её попасть в когти де Монсежара. С другой стороны, герцог явно мешает министру, и играя на стороне герцога, она сможет досадить де Берзье. Разумом она понимала, что лучше ей в это не ввязываться, но ведь у неё и выбора нет, а отсиживаться всю жизнь в Монтрезеле не получится.

Ланс и Матис почти одновременно вышли из своих комнат и встретились в коридоре, в конце которого была комната Кристель.

— Вот так встреча! — губы Матиса растянулись в притворной улыбке. — Вы тоже вышли прогуляться, герцог?

— Да, герцог, — ответил Ланс.

— На дворе свежо, зря вы не надели камзол.

— Как и вы, сударь.

— Что-то мне подсказывает, что наши желания совпадают не только относительно прогулок, — усмехнулся Матис.

— Либо мы войдём к ней вместе, либо не войдёт никто.

— Согласен.

Ланс постучал. Кристель отворила дверь и замерла на пороге. Удивление промелькнуло на её лице и сменилось непроницаемостью. Она была босиком и в лёгкой ночной рубашке до пят, которая постоянно сползала то с одного плеча, то с другого.

— И вам не спится в столь поздний час? — спросила она, пропуская их в комнату. — Боюсь, что скудное убранство не позволит разместить вас с комфортом. В этом проклятом месте всего один стул.

— Мы можем присесть на пол или на кровать, если вы не против, — сказал Матис, оглядывая пространство.

— Если вас ничего не смущает, то пожалуйста, где вам будет удобнее, — невозмутимо сказала Кристель и вернулась в постель.

Матис и Ланс переглянулись и двинулись к ней. Матис сел слева, Ланс справа, Кристель оказалась посередине.

— Последняя ночь, а до дома рукой подать, — произнесла Кристель, чтобы заполнить тишину. — Я сказала «дома»… Но ведь у меня его нет.

— Любые покои в моём замке для вас, Кристель, — сказал Ланс. — Только выберите их подальше от Матиса.

— Какое коварство, герцог, — сказал Матис. — Вам известно, что я её люблю?

— Я догадывался, — ответил Ланс. — Но вы сами всё испортили.

— Сам, простить себе этого не могу.

— И она не простит, я уверен.

— А вас ждёт молодая жена, — напомнил Матис.

— Если я уйду сейчас, я буду жалеть об этом всю жизнь.

— Деточка, ты расстроена? — спросил Матис.

Кристель закрыла лицо двумя руками. Матис рванулся к ней и, как когда-то давно, порывисто обнял. Она прижалась к нему, и он почувствовал, что Кристель дрожит.

— Хочешь, мы уйдём, Кристель? — спросил Ланс, натягивая сползающую с её плеча рубашку, невольно задержав руку на атласной коже и прикасаясь к ней губами. — Одно твоё слово. Нам уйти?

— Нет. Пусть будет последняя ночь.

Photo by Jarylle Adriane Paloma on Unsplash

Продолжение: Из объятий

Предыдущая часть: Погоня

Начало: Возвращение

Text.ru - 100.00%

Автор публикации

не в сети 2 года

Uma

0
Комментарии: 6Публикации: 155Регистрация: 09-09-2020

Хотите рассказать свою историю?
Зарегистрируйтесь или войдите в личный кабинет и добавьте публикацию!

Оставьте комментарий

2 × 5 =

Авторизация
*
*

Генерация пароля