Возвращение. Подвох

176
0
Поделиться:

Пьер де Байе был весьма деятельным господином. Приёмы, балы, званые ужины, тайные встречи, деловые визиты, охоты, свидания — дни его были полны и суетны. Однако вот уже месяц он нигде не появлялся и у себя никого не принимал, сделав исключение лишь для герцога Матиса и брата.

Попрощавшись с Матисом, он разогнал монахов, потом потребовал их вернуть, но снова выпроводил. Кристель умирала. Он не знал, что делать, а ничего не делать не привык.

Пьер не понимал, почему не позволил Матису проститься с ней. Ревность ли это была? Или пощадил его чувства? Прощание не сделало бы жизнь герцога легче. Он долго видел бы перед собой мёртвое лицо, так пусть лучше не видит. А ещё Пьер не желал делить ни с кем её последние минуты.

Он поднялся на второй этаж, прошёл в самую дальнюю спальню и сел рядом с постелью, на которой лежала Кристель. В какое-то мгновение ему показалось, что слабых хрипов больше нет, что она перестала дышать. Внутри всё оборвалось, Пьера прошиб пот, да так, что вся одежда взмокла на нём. Он коснулся губами её голубоватого виска и уловил слабое биение пульса.

— Только живи, мой лягушоночек, — проговорил он дрогнувшим голосом. — Мы с тобой ещё столько всего сделаем, ни один пройдоха-министр нам слова поперёк сказать не посмеет.

Пьер заходил к ней утром, чтобы пожелать доброго утра, заходил днём, вечером, иногда почти не покидал её чёрную комнату. В этой темноте не видно было её заострившихся скул, носа, потрескавшихся губ, запавших глаз. Он гладил её волосы и чувствовал, что они остаются на его руках. Кристель таяла, как свечной воск, но жила.

Доложили о визите брата. Пьер хотел было сказать, что не примет его, но потом передумал. Он спустился в гостиную, покрытую пылью, велел принести вина. Кисло улыбнулся Франсуа.

— Пьер, по Парижу ходят разные слухи о тебе. Мне они не нравятся, — сказал Франсуа вместо приветствия, смахивая пыль с локтя и пытаясь разглядеть лицо Пьера. — Я велю прислать тебе сотню свечей. А ты обрюзг, осунулся… Ты не здоров?

— Министр Франции собирает слухи? — усмехнулся Пьер.

— Как видишь, явился лично, ибо слухам не поверил.

— Со мной всё хорошо, дорогой, — сказал Пьер, лениво осушая бокал вина. — Не думал, что ты так скоро появишься после нашей прошлой встречи.

— Я не злопамятен, ты же знаешь. И я всегда, сколько помню, приходил мириться первым.

— Первым идёт тот, кто чувствует свою неправоту.

— Нет, Пьер. Первый тот, кто больше дорожит отношениями. Что с тобой? Расскажи, я сделаю всё, что в моих силах.

— Увы, тут мы оба бессильны. Какая ирония… Пьер де Байе и герцог Франсуа де Берзье фигуры весьма влиятельные, а сделать не могут ничего! Помнишь Шанталь?

— Эту голубоглазую стерву? — министр поморщился.

— Ангела с кристальным взглядом. Тебе не кажется, что Кристель во многом похожа на неё? — Пьер вновь наполнил бокал, Франсуа от вина отказался.

— Разве что самую малость.

— Я давно не был на её могиле. Боюсь, что не найду.

— Это же не городское кладбище. Место там тихое, найдёшь. Впрочем, Пьер, лучше совсем не ездить.

— Будет так странно, если их могилы окажутся рядом, — проговорил Пьер, уставившись в стену.

Министра напугал его пустой взгляд. Он подошёл к брату, встряхнул его за плечи.

— Пьер, о ком ты?

— Нет, этого не будет!

— Пьер?

— Прости. Это всё вино и дурной сон. А Кристель ты помнишь?

— Я не говорил тебе, да и она, видимо, тоже… Примерно с месяц назад она попалась на моём пути. Девчонка заполучила архив Ашера и передала его англичанам.

— И что ты с ней сделал? — напрягся де Байе.

— Побеседовал. Она меня разозлила, и я пообещал, что отправлю тебе её голову.

— И ты бы исполнил это?

— Нет, Пьер. Просто хотел запугать. Я был страшно зол на тебя и на исчезновение бумаг из-под носа.

— Расскажи мне о ней, Франсуа.

— Я? Бог мой, Пьер, я совсем её не знаю!

— Расскажи, прошу, — Пьер лёг на диван, подтянул ноги и поднял лицо к потолку.

— Ну… Эм… Впервые я её увидел рядом с королём во время бала. И тогда же я имел глупость осведомиться, что делать с бумагами герцога Денебуа.

— А ведь я не раз говорил тебе, дорогой Франсуа, что бал — не место для дел. Как король терпит твои неуёмные приставания в неурочное время?

— Я заметил твоё кольцо на её руке, — продолжил Франсуа, пропустив реплику брата мимо ушей. — Но не связал её с герцогом Денебуа, вот в чём была моя ошибка. Тогда я думал лишь о том, как и зачем ты подослал эту девушку.

— Кристель тебе понравилась?

— Она всё время меня раздражала. Возле неё крутился де Монсежар, потом лорд ходил кругами, потом я понял, что она приехала с Денебуа, а ночью она стащила письмо из спальни Белинды… А встреча у тебя? Ты помнишь, она обвинила меня в подделке соглашения?

— Справедливо ведь обвинила, Франсуа.

— Ты из-за неё в таком состоянии? — запоздало понял министр. — Послушай, Пьер, ещё раз говорю: если я могу чем-либо помочь тебе или ей…

— Нет, Франсуа, нет. Просто расскажи что-нибудь.

— Её схватили в поместье де Монсежара под Парижем. Герцог рассказал мне о своих подозрениях, когда бумаг не оказалось ни у посланной им дамы, ни у англичанки.

— И чем Монсежар объяснил причину её визита?

— Тем, что она захочет через него найти покупателей на украденные бумаги, зная его репутацию.

— А ты и поверил в это? — усмехнулся Пьер. — Она приехала к нему потому, что изначально была с ним заодно. Если бы Монсежар не устроил эту неразбериху и не сдал бы её, ты бы не догадался о её участии. Просто сам герцог ставил не на Кристель, а на другую свою исполнительницу, у которой как раз ничего не вышло.

— Я не верю, Пьер, что ты можешь оказаться прав, не зная того, что знал я…

— Но я прав. Ты смотришь на карты, приблизив их вплотную к носу, у тебя всё расплывается и в глазах троится. А я смотрю на расстоянии, мне видно каждого игрока, и к каждому я могу заглянуть через плечо.

— Чёрт!

— Ты знал, каков Монсежар. Иметь с ним дело себе дороже.

— А если бы я попросил тебя достать мне этот проклятый архив, Пьер?

— И ты бы его получил, — усмехнулся де Байе. — Другое дело, что ко мне бы ты не обратился. Ты должен быть благодарен Кристель, де Монсежар оказался ни с чем, хотя имел все шансы облапошить тебя. А если бы ты не строил из себя надменного министра, а попробовал сразу подружиться с ней, то и вовсе кто знает, чем бы всё обернулось.

— Подружиться, Пьер?

— Ну да. Порой это полезнее, чем подкуп и угрозы.

— Я не видел в ней красивую женщину, я видел только врага, — сказал министр.

— Ты считаешь враждебным всё и вся, что исходит от меня?

— Нет, Пьер… Но я словно жду подвоха.

— Ты получил должность главного министра, а сам до сих пор думаешь о том, как бы превзойти меня? Зачем, Франсуа? Я тебе не конкурент. Я люблю жизнь в тени. Ты солнце, я ночь, мы с тобой не пересечёмся.

Пьер посмотрел в черноту окна и поднялся.

— Мне пора, Франсуа. Как бы там ни было, ты мой брат, и я люблю тебя.

Министр обнял его и вышел. Пьер вернулся к Кристель.

Photo by Patrick Pahlke on Unsplash

Предыдущая часть: О чувствах

Начало: Возвращение

Автор публикации

не в сети 1 год

Uma

0
Комментарии: 6Публикации: 155Регистрация: 09-09-2020

Хотите рассказать свою историю?
Зарегистрируйтесь или войдите в личный кабинет и добавьте публикацию!

Оставьте комментарий

четыре − один =

Авторизация
*
*

Генерация пароля