Возвращение. Ненависть

38
0
Поделиться:

В конце улицы Фероннери Кристель остановилась у дома с увитой фиалками изгородью и медной табличкой с выгравированной на ней виноградной лозой. Здесь была она однажды с Пьером, в комнате на втором этаже они ожидали встречи с одним важным господином, который так и не явился. Кристель запомнился тот весенний вечер. Цвели каштаны за окном, сладкий запах акации проникал в комнату, и из ближайшего оврага доносилось лягушачье кваканье, которое раздражало Пьера, а Кристель почему-то наоборот нравилось.

К большому сожалению Кристель прежнего владельца не стало, теперь «Чёрная виноградина» принадлежала другим людям. В заведении чувствовалось его отсутствие, хотя внешне пока мало что изменилось. Кристель сняла комнату на втором этаже, постояла у окна в раздумьях. Каштаны теряли последние листья, из щелей дуло. Всё меняется, пора смириться с тем, что возвращение в прошлое невозможно.

Вошла хозяйка, принесла тёплую накидку, которую Кристель велела купить. До вечера было несколько часов, и Кристель решила напоследок побродить по парижским улицам, раз уже завтра на рассвете она покинет город.

Арман всего на полчаса разминулся с ней, но это и было ему нужно. В его сознании всё ещё не укладывалось, что Кристель и есть та самая девушка, смерть которой осчастливит его родственника и принесёт ему вожделенное наследство. Как бы там ни было, он должен исполнить свой долг, пусть и с тяжёлым сердцем и не собственноручно.

В шесть часов вечера в трактир вошёл неприметный господин в сером плаще с лиловой подкладкой и надвинутой до бровей шляпе. Он потребовал лучшего вина и расположился в углу, из которого хорошо виден был весь зал.

Кристель и Арман встретились у входа и сели близко к очагу. Лицо Кристель пылало от ветра, она вся продрогла. Арман выглядел измученным. Кристель ободряюще коснулась его руки, отчего он вздрогнул и невольно отодвинулся. Только её жалости ему сейчас не хватало.

— Вы должны знать, что лично я не испытываю к вам неприязни, — начал Арман, опустив глаза. — К тому же благодаря вам я смог живым покинуть подвал министра, Монсежар вряд ли бы вспомнил обо мне.

— Неприязнь, Арман? — удивилась Кристель. — Разве я дала вам повод?

— Не спрашивайте. Давайте о чём-нибудь другом. Расскажите, почему вы считаете, что герцог вёл двойную игру.

— Было слишком много исполнителей, которые мешали друг другу. При этом герцог неустанно хвалил свои способности к планированию. У меня нет никаких доказательств, но уверена, что Монсежар должен был прилично заработать на этом. Он сам предложил министру раздобыть для него эти документы. Франсуа оплачивает его услуги, Монсежар отправляет туда госпожу де Лорентин. Поэтому ни её, ни самого герцога не было в соседних с вами камерах. Одновременно с этим герцог предупреждает о готовящейся попытке лорда Ашера, тоже за вознаграждение. И королеву… За домом следят люди министра, в саду засада из верных людей Ашера, среди которых один человек Монсежара, это вы, Арман. Цель проста: задержать воровку. Но появляется таинственная англичанка, о которой пока никому неизвестно. Она должна украсть письма, порочащие королеву, если эта переписка попадёт к французам, будет нехорошо. Несложно догадаться, кто её отправил. Происходит непредвиденное — женщина стреляет, Ашер ранен, тайник исчезает. Министр знает, что бумаги выкрадены, Ашер должен думать, что они к нему вернутся. Со стороны выглядит так: некая дама похищает бумаги у английского посла, даму убивают, но бумаг при ней не находят. Концы в воду. Французы думают, что бумаги остались у англичан, англичане считают, что их забрали французы. Архив должен был попасть к Монсежару, и он передал бы его третьим лицам, испанцам или голландцам, к примеру, которые с радостью заплатили бы.

— Звучит правдоподобно. Я бы подменил бумаги, если бы мадам де Лорентин схватили англичане, и в этом случае Монсежар бы получил архив, а министр бы думал, что его забрали люди Ашера. Сколько раз я зарекался не участвовать в чужих играх… Никогда не знаешь, охотник ты или приманка.

— Что вас тревожит, Арман? — ласково спросила Кристель. От неё не укрылось, что интриги герцога его мало занимают. — Разговор с Монсежаром вышел неприятным?

— Я узнал кое-что… О вас, Кристель. Видит бог, я бы желал, чтобы всё оказалось неправдой, но…

Кристель хотела подняться, Арман покачал головой и положил перед собой пистолет.

— Оставайтесь на месте, мадемуазель. Здесь не лес, я не промахнусь, как в ту ночь.

— О какой ночи речь? — спросила она невозмутимо, но по её взгляду Арман понял: Кристель точно знает, о чём он.

— Граф де Лиллак брат моего отца. Семья Нэви погубила детей графа, и он поклялся отомстить, а я дал клятву помочь ему в этом.

Кристель подняла на него глаза.

— Вот и сбылись мои кошмары, — сказала она. — Вечно прятаться невозможно.

Арман подскочил к ней, схватил за плечи и резко развернул к себе.

— Придумайте же что-нибудь! — сказал он отрывисто. — Убедите меня, что не имеете никакого отношения к Нэви! Я готов поверить любым вашим словам!

— Мне больше не нужно ничего придумывать, — сказала Кристель. — Несколько дней назад я узнала, как всё было. На руках моих братьев нет крови невинных. Кроткая Рин была убита виконтом, собственным братом. Он признался в этом и был казнён ими.

— Но по какому праву?

— Мой старший брат Кристоф Нэви был влюблён в кроткую Рин, её смерть разбила его сердце.

— Это правда, Кристель? — он смотрел в её колдовские глаза и хотел ей верить.

— Да, Арман.

Арман вытер испарину со лба и рассеянно оглянулся по сторонам. Скоро здесь появится человек, которому он заплатил за убийство Кристель.

— Будьте здесь, Кристель, — нервно сказал он. — Ни шагу отсюда. Я скоро вернусь!

Арман выбежал из зала. Ещё не поздно всё предотвратить.

Кристель опустила голову на сложенные на столе руки и закрыла глаза. Она устала и снова ощущала мучительную слабость. Корсет сдавливал рёбра, не давая вздохнуть.

«Как же я хочу домой, в Монтрезель», — подумала Кристель. Голова кружилась, в ушах звенело.

Она не слышала тихих шагов сзади, но почувствовала обжигающую острую боль под лопаткой.

Господин в сером плаще спрятал кинжал в складках одежды и покинул «Чёрную виноградину».

Вернувшийся Арман бросился к Кристель, лежащей на полу. Под её спиной растекалась кровь. Раненую перенесли в комнату. Кристель задыхалась, её губы начали синеть, на них пузырилась розовая пена.

Арман смутно помнил, как приходил лекарь, вынесший неутешительный вердикт: к утру девушка умрёт. Он сел рядом с ней и взял за руку.

— Простите меня, Кристель. Даже если всё неправда, всё равно в моём сердце нет ненависти к вам. Ненависть слепа и неразборчива. Мне казалось, что я выполню свой долг и обрету спокойствие. Вы спасли мне жизнь, я погубил вашу.

— Не терзайтесь напрасно, — с трудом проговорила Кристель. — Я не кроткая Рин, я совершила много зла, моя душа отправится в преисподнюю.

— Должен ли я сообщить кому-то об этом?

— Нет. Всегда хотела… просто исчезнуть.

Она закашлялась, хрипя и давясь кровью.

— Прощайте, Арман.

Арман поцеловал её руку и вышел. Он отдал все деньги, которые у него были, хозяевам трактира, чтобы они позаботились о теле Кристель после её смерти.

Photo by Nacho Rochon on Unsplash

Продолжение: Тьма

Предыдущая часть: В дураках

Начало: Возвращение

Text.ru - 100.00%

Автор публикации

не в сети 6 месяцев

Uma

0
Комментарии: 6Публикации: 155Регистрация: 09-09-2020

Хотите рассказать свою историю?
Зарегистрируйтесь или войдите в личный кабинет и добавьте публикацию!

Оставьте комментарий

17 + 10 =

Авторизация
*
*

Генерация пароля