Большая Галя. Будет сладко

288
0
Поделиться:

Молодожёнам выделили спальню на втором этаже. Генка под руки проводил туда Валентина, который еле держался на ногах. К алкоголю у него привычки не было, да ещё перенервничал накануне, что отразилось на его состоянии, и последний час он тихо сидел, подперев кулаком щёку и рассеянно улыбаясь.

На постели были разбросаны розовые лепестки, Галя удивилась.

— Это Зойка руку приложила, — сказал Хватов. — Ну всё, располагайтесь, приятного вам.

Зойка, Зоя Викторовна, была мачехой Генки. Галя видела её однажды, когда Генка затащил их к себе переждать дождь.

Валентин безмятежно спал, положив голову на её мягкое плечо. Галя думала о том, как это всё же неловко, ведь ребята внизу знают про первую брачную ночь. Средневековье какое-то… Как она будет им утром в глаза смотреть?

Но утром никаких особых взглядов не было, разве что Генка рассеянно посмотрел на спускающуюся со второго этажа Галю и быстро отвёл глаза. Приехала Зоя, привезла торт, о котором вчера никто даже не подумал.

— Без тебя обошлись бы, — фыркнул Генка, хмуро затягиваясь. — И без твоего торта.

— Вчера было горько, сегодня будет сладко, — сказала Зоя и передала торт девчонкам. — Дай прикурить.

— Отцу не нравится, что ты куришь, — Генка чиркнул спичкой о коробок.

— В его возрасте ему всё не нравится. Это нормально, — сказала Зоя.

Она организовала уборку, приготовление завтрака и чаепитие. Галя сидела на стуле с высокой спинкой, словно принцесса, и не понимала, почему эти люди стараются для неё.

— Ген, мы вам с Зоей Викторовной так благодарны, — начала было Галя, но Генка перебил:

— Спокойно, Галина, без телячьих нежностей. Зойка просто любит лезть везде, где её не просят, ну а мне для друзей ничего не жалко. Тьфу, банальщина какая.

Спустился заспанный Валентин. Приступили к завтраку. Снова было шумно и весело, на этот раз Валентин солировал. Галя вдруг подумала, что он искусственно запускает в себе эту разговорчивость, а настоящий он был вчера.

Лена сидела за столом притихшая, через силу съела крем с куска торта и отодвинула тарелку.

Потом начали собираться на электричку, и Зоя сказала, чтобы каждый набрал себе яблок.

— Смотри, какая дача, — сказала Лена Гале. — Тут только яблони и трава. Ни картошки с укропом, ни огурцов.

— Наверное, им некогда с картошкой возиться.

— Некогда… Идеология другая. Гулять по траве и срывать с дерева яблоки. Знаешь, Галь, если бы у меня был хоть один шанс из тысячи закрутить любовь с Генкой, я бы за твоего Воробьёва замуж не вышла.

— Кому Хватов, кому Воробьёв, — не обиделась Галя.

Как и обещали, приехали на неделю к Анне Дмитриевне. Галя засучила рукава и принялась тереть, скоблить, отмывать и расхламляться. Свекровь наблюдала сердито, но не вмешивалась и не помогала, лишь изредка выхватывала что-то из мусорной кучи и уносила к себе в комнату. Кислый запах исчез, мухи были изгнаны, окна, полы и стены перемыты.

С тем же рвением Галя взялась за огород, но Валентин сказал, что это пустая затея. За неделю у матери опять всё мокрушей зарастёт и паутиной покроется.

От готовки Анна Дмитриевна тоже отстранилась и только хмыкала недовольно, когда Валентин нахваливал Галины пирожки или плов.

«Да она же ничего толком не умеет, — поняла Галя. — И не хочет».

Неделя пролетела быстро, вернулись в город. Валентину на его предприятии обещали комнату в семейном общежитии, но пока мест не было. Жили раздельно, встречались вечерами, в воскресенье Валентин приходил к Гале на обед.

В квартире у тёщи всё блестело, да и готовила она отлично, но под её пристальным придирчивым взглядом кусок в горло не лез. Зинаида была подчёркнуто вежлива, но вежливость эта граничила с грубым пренебрежением. И оба они, Валентин и Галя, прекрасно это осознавали и старались здесь не задерживаться.

Гуляли по улицам, держась за руки, иногда заходили в кино или кулинарию, чтобы погреться, потом долго провожали друг друга, договариваясь о будущем свидании.

В одну из таких прогулок встретили Генку. Он обрадовался, пригласил к себе. Вышла Зоя, сразу потащила их за стол пить чай. У неё всегда всё было готово к гостям, чашки с позолотой, свежезаваренный чай, кофе, мягкие булки, печенье, конфеты.

Галя смотрела по сторонам, пыталась отгадать секрет уюта этого дома.

— Угощайтесь, — сказала Зоя. — Не буду вам мешать, — а сама всё не уходила, начинала смеяться с Валентином, потом налила и себе чаю.

— Иди уже, — не выдержал Генка. — Обещала же не мешать.

Зоя ушла, Валентину и Гале стало её жалко.

— Знаешь, Ген, если бы моя мать так гостей встречала…

— Так в том и дело, что она не мать, а мачеха, — сказал Генка.

Валентин молча похлопал Генку по плечу. Он не имел привычки лезть в душу, а Генка не любил исповедоваться. Галя хотела бы пойти вслед за Зоей, но было неудобно бродить по чужой квартире.

Минут через десять пришла Зоя, чтобы добавить кипятка.

— Её в дверь, она в окно, — пробурчал Генка.

— Лучше молчи, крокодил Гена, — сказала Зоя. — Возьмусь за твоё воспитание, Хватов-старший не поможет.

Настроение выправилось, напряжение пропало. За разговорами засиделись допоздна. Генка сказал, что поступил в институт. Сначала он не собирался, но отец пообещал ему подарить машину, а машины Генка любил. Галя записала под диктовку Зои несколько рецептов. Ей очень хотелось домашних хлопот, только дома пока не было.

Возвращались от Хватовых умиротворённые и отдохнувшие. Зоя махала им рукой из окна и улыбалась.

Photo by Joshua Rao on Unsplash

Продолжение: Танечка

Предыдущая часть: Жених и невеста

Начало: Большая Галя

Text.ru - 100.00%

Автор публикации

не в сети 6 месяцев

baraboo

0
Комментарии: 3Публикации: 88Регистрация: 10-12-2019

Хотите рассказать свою историю?
Зарегистрируйтесь или войдите в личный кабинет и добавьте публикацию!

Оставьте комментарий

один × 4 =

Авторизация
*
*

Генерация пароля