Возвращение. Способная ученица

95
0
Поделиться:

Два дня в предвкушении бала тянулись для Ланса со скоростью виноградной улитки, но пролетели для Кристель и Матиса.

Ланс мерил шагами свою комнату, умоляя время ускориться. Он хотел ясности. Пусть король откажет ему, но зато не будет больше разъедающей неизвестности.

Матис вполне ожидаемо для Кристель подружился с де Байе. Она-то знала, как Пьер умеет располагать к себе, если того пожелает.

Втроём они поехали к Лантану, у которого замечательно позавтракали и отдохнули, а после принялись упражняться во владении оружием на площадке перед домом. Де Байе смотрел за этим со ступеней, в какой-то момент не выдержал, сбросил с плеч камзол и предложил Лантану сразиться с ним. К восхищению Матиса де Байе нисколько не уступал Лантану, и их полушутливый поединок закончился ничьей.

Кристель тоже хорошо владела шпагой, и было очевидно, что это не только заслуга господина Лантана. Но всё же она предпочитала кинжал и короткое расстояние, и Матис, наблюдая за Кристель и Лантаном, представлял, как её рука обвивает шею врага, а губы что-то шепчут на ухо, и точный удар наносится в тот момент, когда противник максимально расслаблен и беспечен.

— Да, герцог, главное, не подпускать её близко, — сказал де Байе, угадав его мысли.

— Я вижу гордость в ваших глазах, Пьер.

— Кристель способная ученица, — улыбнулся де Байе, ласково щурясь от солнца. — Если бы Готье не утащил её в то богом забытое герцогство, мы бы с ней здесь не скучали.

— Монтрезель неплохое место, Пьер, — сказал Матис. — Там принимают без всяких церемоний.

— Вы тоже дуетесь, что король не позвал вас сразу же, как прочитал письмо? — усмехнулся де Байе. — Но где Франция и где Монтрезель?

— Нет, Пьер, у меня нет никаких обид. Меня принял Ланс в своём герцогстве, а завтра я увижу короля Луиса. Мне ли жаловаться? Я дворянин без земли, властелин без власти.

— Вы сдались, герцог? — спросил де Байе.

— Я принял реальность. Моё возвращение принесёт смуту. Я, желая добра подданным, сделаю им только хуже, вступив в противостояние с кузеном. Кристель показала мне дивный монастырь на окраине города… Если я не найду себя в мирской жизни, то…

— За добром не надо идти в монастырь или на паперть, за него приходится сражаться и убивать, мой дорогой Матис, — сказал де Байе, уперев в него немигающий взгляд.

К ним подошла Кристель, разрумяненная от борьбы. Несколько прядей выбилось из её причёски, и де Байе ловко поправил их. Он кивнул в сторону кресел, стоящих в тени дуба. Мужчины сели, а Кристель прилегла на траву.

— Вы знаете, Кристель, герцог Матис собирается уйти в монастырь? Настолько не мила ему жизнь без власти, — сказал де Байе, подняв с земли жёлудь.

— Но действительно ли он хочет стать единственным правителем Вервегштейна? — спросила Кристель.

— О, да, моя дорогая, но герцог хочет этого не из одного лишь тщеславия, он переживает за людей, что вообще редкость, — Матис хотел что-то сказать, но де Байе качнул головой, знаком показав, что сейчас не время. — Я уверен, из него выйдет отличный правитель.

— Что же делать, господин де Байе? — спросила Кристель с театральной интонацией. — Герцог Браббе вряд ли добровольно уступит трон даже такому прекрасному герцогу.

— Но если бы нашлись люди, которые бы пожелали помочь герцогу Матису…

— Такие люди есть, господин де Байе, — ответила Кристель, глядя на небо в просветах дубовых ветвей. — Но герцог должен изъявить свою волю. Никто не может без его желания расчистить путь к трону, а потом привести герцога за руку и посадить его на трон.

— Вы слышали, герцог? — спросил де Байе. — Вы не один. Решайтесь — и трон поднесут вам на золотом подносе.

— Так просто? — усмехнулся Матис.

— Простота не должна вас смущать. Наоборот, только к ней и нужно стремиться. В одиночку вы не сделаете ничего, но с правильным окружением… Короля делает свита.

— Странно слышать это, когда почти смирился.

— Кто довольствуется малым, герцог, однажды потеряет всё, — сказал де Байе. — Никто не откажется от власти добровольно.

— Вы будто цитируете мои слова, Пьер, — Матис улыбнулся. — Я был буквально одержим мыслями о власти, когда сбежал из Вервегштейна.

— Что вылечило вас от этой одержимости? Лень? Смирение? Страх?

— Любовь, — ответил Матис и посмотрел на Кристель.

— Влюбиться в дорогую Кристель было вашей ошибкой, герцог, — сказал де Байе задумчиво. — Может быть лет через десять, когда она наиграется…

— Послушайте, любезный господин де Байе, — перебила его Кристель, — кажется, вы не заметили или забыли, что и я здесь нахожусь. Оставьте свои обсуждения для разговора с глазу на глаз. Впрочем, я вас покину, чтобы не мешать, — она поднялась и направилась к Лантану, который как раз заканчивал отдавать распоряжения слуге.

— Видите, герцог, как её задели мои слова? — спросил де Байе. — Неприятно быть чьей-то ошибкой.

— Напрасно вы так с Кристель, — сказал Матис, оглянувшись на девушку. — Без всякого преувеличения она стала самым близким мне человеком после моего побега из Вервегштейна.

— Но вы же знаете, что она предпочитает ранить с близкого расстояния? — улыбнулся де Байе. — Такие, как она, признают только силу. Где-то вы допустили слабость, герцог, вот она и вильнула хвостом.

— Я виноват перед ней… И давайте-ка сменим тему, — сказал Матис.

— Как вам будет угодно, — губы де Байе растянулись в вежливой улыбке. — Попомните мои слова, герцог, именно она прикончит вашего кузена, если тот неосторожно позволит себе к ней приблизиться.

— Вы прорицатель, Пьер?

— Нет, но кое-что повидал на своём веку и умею делать прогнозы и выводы.

— Никак не могу понять, каков ваш род деятельности?

— Хм… Сложно ответить определённо, — де Байе забросил жёлудь в траву и проследил за траекторией его полёта. — Я занимаюсь всем и ничем. Я тот человек, у которого нет проблем, а потому он решает чужие.

— Кристель выполняет ваши поручения? Она служит вам?

Де Байе рассмеялся.

— Какой у вас серьёзный вид, дорогой Матис! Служит? Кристель — прелестная мадемуазель, а не солдат. Она никому не служит, наоборот, всегда делает то, что хочет. Ну, полно, мы с вами заболтались. Давайте выпьем вина и посмотрим, как сейчас достанется Лантану.

Матис хотел бы узнать больше о том, что связывает Кристель и де Байе, от туманных намёков которого всё только запуталось, но настаивать на продолжении разговора не стал. Раньше он считал Кристель кем-то вроде племянницы или дальней родственницы Готье Гуадинота, которая помогает дядюшке в мелких поручениях. Она казалась ему наивной замкнутой девчонкой, боящейся лишний раз показаться кому-нибудь на глаза. И вдруг эта девчонка из глуши заявляет, что у неё есть дело в Версале…

«В Монтезеле всё крутится вокруг неё, — озарило вдруг герцога. — Исчезновение мадам де Лорентин, появление Зефирайн, неприятности епископа, обвинения в колдовстве, несколько смертей, соглашение, из-за которого мы поехали в Париж. Она не случайно оказывается в гуще событий, из-за неё многое и происходит. Если бы я понял это раньше, мне бы и в голову не пришло «спасать» её, помогая тем самым Марси».

Photo by suju-foto on Pixabay

Продолжение: Удивление

Предыдущая часть: Приглашение в Версаль

Начало: Возвращение

Text.ru - 100.00%

Автор публикации

не в сети 6 месяцев

Uma

0
Комментарии: 6Публикации: 155Регистрация: 09-09-2020

Хотите рассказать свою историю?
Зарегистрируйтесь или войдите в личный кабинет и добавьте публикацию!

Оставьте комментарий

20 − восемь =

Авторизация
*
*

Генерация пароля