Без фантазии. Природа

315
0
Поделиться:

Влад вернулся в город и принялся ждать четверга. Он говорил с женой и ждал, работал и ждал, даже во сне ждал. Это выражалось во внезапной задумчивости, когда думаешь о чём-то, но мысли проходят стороной, в неуместной улыбке, в рассеянности и лёгких угрызениях совести. Он ещё ничего не совершил, но уже чувствовал, что виноват перед женой.

В среду вечером он повёз Юлю и Мишу в парк. Он должен был сделать что-то, чтобы успокоить свою совесть. Они катались на качелях, ели сахарную вату и до темноты сидели на лавке под вязами. Юля была счастлива, она прижималась к нему плечом, а Влад изо всех сил старался казаться естественным и не отодвинуться.

Он купил все розы у навязчивой тётки, что совала под нос каждому встречному ведёрко с цветами и говорила:

— Молодой человек, подарите девушке розу, у вас такая красивая девушка, — от чего становилось неловко бедным студентам, у которых только и был в кармане смятый полтинник на проезд, и девушкам, оставшимся без розы.

В четверг утром Влад проснулся раньше всех. Он смотрел в белый потолок, пересечённый солнечным лучом, и слушал радостный гомон птиц, боясь пошевелиться и спугнуть охватившее его ощущение счастья.

«Сегодня всё решится», — подумал он со сладким замиранием сердца. Появилась твёрдая уверенность, что этот поход окажется чем-то большим, чем прогулка вдоль берега.

В обед он написал Анжеле сообщение, потратив на его составление минут пятнадцать. Хотелось добиться идеального сочетания непринуждённости и смысла. Потом повисла тишина. Влад не выпускал смартфон из рук, гипнотизируя его взглядом, словно только от его усилий зависит, придёт ли ответ и какой. Наконец Анжела ответила, что всё в силе и уточнила место встречи. Влад отёр салфеткой выступившую от нервов испарину и пошёл обедать. Жизнь была прекрасна.

По дороге домой он вспомнил, что у него нет походного рюкзака. Строил из себя бывалого туриста, а самому и пойти не с чем. Заодно купил термос, котелок и спальный мешок. Юля взирала на обновки с насмешливым удивлением, и под её внимательным взглядом он ощущал себя одновременно лжецом и болваном.

— Вот так, Юляш, крутиться приходится, — бубнил он. — Тимбилдинг, мать его. Как бы в следующий раз Ивачёв в тайгу не погнал.

— Ну а что, трудности сближают, — улыбнулась Юля.

Она хотела ему верить и верила. У неё не было причин сомневаться в словах мужа. А Влад продолжал убеждать её, что субботний поход тяжкая необходимость.

— Не знаю, чем тебе помочь, — сказала Юля. — Хочешь, наколдую, чтобы в субботу дождь пошёл?

Она предложила это так, будто для неё это пара пустяков. Оба рассмеялись.

«А ведь с Юлей проще, чем с Анжелой, — подумал Влад, когда вещи были собраны. — А я, как баран последний, рвусь туда, где просто не будет».

Возможно, он устал от простоты. Хотелось соревноваться с самим собой, восхищать чем-то, кроме увядших роз, напрягать мозг и испытывать что-то, кроме привычки.

В субботу было мрачно. Несколько крупных капель упало на пыльный асфальт, когда Влад с рюкзаком на спине вышел из подъезда. «Наколдовала всё-таки», — подумал он с раздражением.

У скульптуры на набережной, служащей ориентиром, было пусто. Влад опустил рюкзак на бордюр и только сейчас заметил, что забыл отрезать с него бирку с ценой. Он попытался её отодрать, но оказалось, что прикреплена она на совесть. За этим занятием и застала его Анжела.

На ней был яркий розовый спортивный костюм, и ногти на руках тоже были яркие, а волосы заплетены во французскую косу, которую Юля считала вечерней причёской.

— Нравлюсь? — беззастенчиво спросила Анжела и покрутилась.

— Ага, приятно удивлён, — признался Влад. — Обычно в поход стараются надеть то, что не жалко.

— А я выбрасываю то, что не жалко. В какую нам сторону?

Влад указал направление. Лысую гору было видно и отсюда, правда её близость была обманчива, а он об этом сразу не подумал. Сначала шли по набережной, у самой воды, по песку, потом оказалось, что прямого пути вдоль реки нет, его преграждали огороженные территории лодочных станций или каких-то непонятных сооружений. Приходилось подниматься по довольно высокому берегу, цепляясь за ветки кустов и камни, и это выматывало. После трёх таких спусков и подъёмов сделали привал, но пока они даже за территорию города не вышли.

Влад занялся костром, Анжела начала доставать различные коробочки из своего рюкзака. Вчера вечером он отвёз сына и Юлю на дачу к её родителям, а потому на завтрак выпил только чашку кофе, самому возиться с едой было лень. И теперь, после пары часов на воздухе, зверски хотелось есть.

Почему-то здесь росли одни тополя. Их сырые ветки плохо горели, дым был горьким, рассчитывать на хорошие угли и печёную картошку не приходилось. Влад расстроился.

У Анжелы всё уже было готово. На голубом полотенце стояли открытые контейнеры, пахло зеленью и чесноком, блестела тёмная черешня.

Она подала ему тарелку, в которой лежала запечённая с чесноком и сыром курица и дольки картофеля по-деревенски, отломила кусок хлеба, придвинула салаты.

— Ешь, пока горячее, — сказала Анжела.

Влад ел и наслаждался.

— Это в тысячу раз лучше, чем в столовой, — сказал он с набитым ртом. — Но не стоило так заморачиваться, Анжел. Ты весь вечер пятницы на это потратила вместо отдыха. Хватило бы варёных яиц, огурцов и…

— Походную сухомятку оставим на следующий привал, — сказала Анжела. — Красивое здесь место. И еда должна быть красивой и вкусной. Не что-то одно из этого, а сочетание.

Она взяла горсть черешни и пошла к воде. Влад тоже поднялся, встал в паре шагов от неё, посмотрел на серо-синюю воду.

— Море напоминает, — задумчиво проговорила Анжела, — единственную поездку с родителями. Помню один день: была такая же погода, ветер, солнца нет, а я почему-то в панаме. И вкуснющая копчёная колбаса, нарезанная тонкими ломтиками. Солёная вода, колбаса, песок.

Снова начал накрапывать дождик. Сначала он был тихий, словно осенний, навевающий грусть и умиротворение, потом разошёлся, набирая силу и полил стеной. Влад схватил Анжелу за руку, и они побежали прятаться в деревья. Пригодился спальный мешок: они сели на него и укрылись им сверху.

— От тебя пахнет воробушком, — сказала Анжела.

— А это хорошо или плохо?

— Не знаю. Не всё можно оценить.

Влад положил руки на её плечи, притянул к себе и поцеловал в губы. В этот момент он ни о чём не думал, дождь, мокрые деревья и пара человек на мокром песке. Они тоже часть природы, а природа не думает о последствиях.

Photo by shelma25 on Pixabay

Продолжение: Чувства равных

Предыдущая часть: Философия

Начало: Без фантазии

Text.ru - 100.00%

Автор публикации

не в сети 2 года

baraboo

0
Комментарии: 3Публикации: 88Регистрация: 10-12-2019

Хотите рассказать свою историю?
Зарегистрируйтесь или войдите в личный кабинет и добавьте публикацию!

Оставьте комментарий

двенадцать − четыре =

Авторизация
*
*

Генерация пароля