Возвращение. Волнение

364
0
Поделиться:

Всех троих охватило волнение по мере приближения к Парижу. Ланс пытался подготовить приветственную речь, с которой он обратится к Луису I, но не мог выбросить из головы слова маркизы о том, что он говорит длинно и бестолково. Он сбивался с мысли и тяжко вздыхал, представляя впечатление, которое произведёт на придворных его величества.

Матис, рассматривающий кареты и одеяния прохожих, хмурился, понимая, что их карета и одежда выделяются на фоне остальных отнюдь не в лучшую сторону.

Кристель начала переживать, что может быть узнанной кем-то при дворе. Перед поездкой Гуадинот подробно расспросил её обо всех возможных знакомствах, перечислил множество фамилий, и выходило, что узнать её некому. Но как не думать об этом, если совсем недавно её узнали даже в темноте?

— Интересно, успеем ли мы к ужину? — спросил Матис, которому порядком надоели трапезы в гостиницах и трактирах.

— Только это заботит вас? Явиться просто так в Версаль мы не можем, — сказал Ланс. — Мы должны остановиться в Париже, известить о прибытии короля и дождаться его приглашения.

— Какая досада, герцог! — воскликнул Матис. — А я всю дорогу мечтал, что скоро отдохну в шикарных версальских покоях, пока вы будете обниматься со своим венценосным родственником.

— Разве я виноват, что ваша фантазия слишком бурная? — отозвался Ланс. — И наше родство с королевской семьёй давно стало лишь формальностью, а если без иллюзий, то и вовсе исчезло.

— Нет уж, любезный герцог, не лишайте меня хотя бы фантазий и иллюзий, это последнее, на что мне осталось уповать.

— Чем ближе мы к Парижу, тем меньше я верю в успех предстоящего дела, — вздохнул Ланс. — Я поддался дурному порыву, когда решил ехать сюда.

— О, герцог, это было в тот момент, когда вы обнимали Кристель посреди площади? — уколол Матис.

— Вы бы пожалели, если бы не сделали этого, герцог, — сказала Кристель, строго посмотрев на Матиса. — Что вы по сути теряете от разговора с королём Франции? Но вы потеряли бы покой и уважение к себе, отказавшись от этой затеи.

— Не слушайте её, Ланс, — сказал Матис. — Она умеет уговаривать. Наслушавшись её нежного шёпота, я как одержимый бросился в Вервегштейн, — в этот момент Матис понял, что проговорился, и прикусил язык, но Ланс, ободрённый поддержкой Кристель, не заметил этого.

— Вы верите в успех, Кристель? — спросил он, посмотрев на неё с благодарностью.

— Верю, ваше высочество. И я сделаю всё для этого.

— Мы чего-то не знаем о тебе, деточка? — усмехнулся Матис, которому не понравилась эта высокопарность. — У тебя есть связи при дворе?

Кристель не ответила и отвернулась, сделав вид, что любуется местностью за окном.

Размеры города потрясли Ланса. Кучер остановился на развилке на пригорке, с которого открывалась панорама Парижа, и спросил, куда следовать, и Ланс ответил, что не знает.

— Можно остановиться в доме на Курталонской улице, если у вас нет иных предпочтений, — предложила Кристель. — У меня с собой рекомендательное письмо от господина Гуадинота, там примут вас с радушием.

— Пожалуй, так и поступим, — сразу же согласился Ланс.

Кристель пересела на лошадь, чтобы указать дорогу. До нужного дома они добрались быстро, ни разу не заплутав, и герцоги сделали верный вывод, что в Париже Кристель не первый раз.

«Rue Courtalon», — значилось на медной табличке, висевшей на двухэтажном особняке, окна первого этажа которого были закрыты от посторонних глаз зарослями жасмина и шиповника. Кристель скрылась в доме и вернулась с невысоким господином, одетым дорого, но вместе с тем не аляписто. Пьеру де Байе было чуть более сорока лет, у него была крупная, абсолютно круглая, голова, редкие волосы и совершенно простые незапоминающиеся черты лица. Но стоило ему улыбнуться, как лицо его преображалось и становилось притягательным.

Господин де Байе с удивлением посмотрел на Ланса, замерев на месте, но быстро опомнился, отдал распоряжения слугам и пригласил гостей в дом.

Через полчаса, за которые гости успели умыться и переодеться, их ждал отменный ужин, накрытый в просторной прохладной гостиной. Кристель велела передать, что не голодна и собирается отдохнуть в комнате, но де Байе поднялся со стула со словами, что приведёт её.

Он и в самом деле показался на пороге гостиной, держа Кристель под руку.

— Разделите с нами трапезу, дорогая, — сказал он с приятной улыбкой. — Украсьте своим присутствием наше скромное общество. Должен сказать вам по секрету, господа, ужин, принятый в отсутствии дам, не несёт никакой пользы, и хуже того — даже вреден для здоровья.

— Вы только что придумали это, господин де Байе? — усмехнулась Кристель, садясь на место подле него.

— Отнюдь, дорогая. Так сказал мне лекарь, советам которого я доверяю.

— Познакомьте меня с ним, — попросила Кристель.

— Хотите удостовериться в моей правоте?

— Нет, господин де Байе, вам я верю и так. Мне необходимо его мнение по поводу недуга одного моего старого друга.

— Заодно пусть посмотрит и вашу рану, — проговорил Ланс с набитым ртом. Повар господина де Байе заслуживал похвалы.

— Бог мой, дорогая, что с вами?! — всполошился де Байе, взмахнув руками и пролив на скатерть вино, однако взгляд его карих глаз оставался спокойным.

— Ерунда, — отмахнулась Кристель. — Во Франции целебный воздух, моя царапина давно меня не беспокоит.

— Вам стоит снова взять несколько уроков фехтования у господина Лантана, он по-прежнему лучший в этом деле.

— Непременно, господин де Байе, — улыбнулась Кристель. — Кажется, герцоги заскучали, слушая нас.

— Прошу прощения, господа, — учтиво сказал де Байе. — Я так обрадован неожиданной встречей с Кристель, что позабыл о своём долге хозяина.

— Не смущайтесь, господин де Байе, — сказал Матис, пристально оглядывая его. — Мы с герцогом не против присутствовать при вашей беседе, ибо с нами Кристель обычно сдержанна и скупа на слова.

— Вы лукавите, дорогой герцог, судя по тем взглядам, которыми вы окидываете меня всякий раз, когда я случайно касаюсь руки Кристель, с вами прелестная мадемуазель забывает о сдержанности.

Повисла небольшая пауза, потом де Байе добродушно рассмеялся.

— Мне не следовало пить столько вина, господа! Мой лекарь, да, да, тот самый, утверждает, что вино, выпитое в присутствии прекрасной женщины, сильнее ударяет в голову и лишает разума.

— Да, господин де Байе, не пренебрегайте советами вашего лекаря, потому что иначе вы рискуете лишиться не только разума, но и головы, — сказал Матис, и его глаза блеснули, а руки сжались в кулаки.

— Благодарю за совет, герцог, — улыбнулся де Байе, растянув тонкие губы. — Непременно им воспользуюсь.

Ланс, переводящий взгляд с одного мужчины на другого, подмигнул Кристель, которой явно не нравился тон этой беседы.

— Кристель, давайте не будем мешать герцогу и господину де Байе обмениваться ценными советами, — сказал Ланс, подходя к ней. — Я бы с удовольствием прошёлся по вечерним улицам вместе с вами.

Кристель встала, подала ему руку и вышла с Лансом под напряжёнными взглядами оставшихся за столом мужчин.

— Теперь вы можете пить вина сколько угодно, — мрачно проговорил Матис. — Потеря разума вам не грозит.

— Ну так составьте мне компанию, дорогой герцог, — сказал де Байе, сделав знак слуге подать ещё пару бутылок. — Пить в одиночестве лекарь тоже не рекомендует. К тому же, точно такое же вино поставляется в Версаль!

— Вы не оставляете мне выбора, господин де Байе. Пусть тащат ещё пару бутылок.

Они перешли на диваны, расположившись более непринужденно. По щелчку пальцев де Байе слуга тут же подносил новую бутылку. В какой-то момент пальцы перестали ему подчиняться, и он просто тряс рукой над головой.

— Как она расцвела за два года, — сказал де Байе, глядя в стену и пытаясь изобразить пальцами бутон розы. — Во взгляде появилось что-то опасное. Гуадинот сразу понял, что у неё есть потенциал. У него нюх на такое.

— Потенциал? Выйдет замуж, родит мужу наследников и будет устраивать балы по праздникам, вот и всё, что ждёт её в будущем.

— Нет, дорогой герцог, это всё скучно. Я вовсе не утверждаю, что это неправильно, но это точно не для Кристель. А ведь она была влюблена в меня…

— Что вы сказали?

— Ничего, вам послышалось. Она была такая чистая, такая наивная, — продолжал бормотать де Байе, — это есть в ней и теперь, но… Она быстро всему учится. Лантан говорил, что у неё дар обращаться с кинжалами.

— Это бесспорно, я видел лично. И не повезло тем, к кому был применён этот дар.

— Забирайте её немедленно и увозите в свою глушь, — сказал де Байе, прямо посмотрев в глаза Матиса. — Париж отравляет искателей приключений, здесь лёгкие деньги и лёгкая смерть.

Photo by Foundry Co on Pixabay

Продолжение: Ночь

Предыдущая часть: Отпустить прошлое

Начало: Возвращение

Text.ru - 100.00%

Автор публикации

не в сети 1 год

Uma

0
Комментарии: 6Публикации: 155Регистрация: 09-09-2020

Хотите рассказать свою историю?
Зарегистрируйтесь или войдите в личный кабинет и добавьте публикацию!

Оставьте комментарий

девять + 7 =

Авторизация
*
*

Генерация пароля